ОЧЕРЕДНОСТЬ ПОСТОВ

----

ЖАНР: ужасы; городская мистика; РЕЙТИНГ: NC-17
13-26 апреля 2015 года. Ясно, +20 °C

ГОРОДСКОЕ РАДИО
СОВЕТ ОСНОВАТЕЛЕЙ
Samantha Eastlake, Ida Grey, Morgan Green
СЮЖЕТ|РАСЫ|ЛИЦА|F.A.Q|АКЦИИ|ГОРОД|

BLACK CHURCH FM
Дружелюбный город с капелькой безумия или безумный город с капелькой дружелюбия? Добро пожаловать в Блэк Чёрч, дорогие слушатели! Вас приветствует Ларри Стэннер на волне 66,1 FM
Два наших внимательных радиослушателя только что сообщили нам о выступлении мэра на городской площади. "Братья и сестры, леди и джентльмены, пока живые и уже мертвые" - так обратился к нам Артур Морилл, а, может, не совсем так, а, может, и совсем не так, но призыв его...

Black Church

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Black Church » Библиотека » Home, sweet home...


Home, sweet home...

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

HOME, SWEET HOME…————————————————————————————
http://s017.radikal.ru/i432/1509/f5/9c3061fd79c0.jpg

24 декабря 2014 года.

Барбара Цанн, Морис Деко

Рыжая девушка возвращается в родной город, чтобы узнать, что в доме её отца живут чужие люди, а он сам куда-то исчез. Сможет ли помощник шерифа пролить свет на эту историю?..

+1

2

Снегопад начался с самого утра и не переставал весь день. Крупные белые хлопья кружились на ветру в замысловатых хороводах, неспешно опускаясь на мёрзлую землю. В этом году зима выдалась морозная и снежная. Несмотря на внезапность обрушившейся на Блэк Чёрч в канун рождества метели, большинство горожан было ей скорей радо – они надеялись, что стихия истратит все силы, и на сам праздник установится идеальная зимняя погода – морозная и солнечная. Девушка в чёрном кожаном костюме, въехавшая в город на серебристом мотоцикле „BMW R 1200 C“ не разделяла их мнения. Несмотря на тёплую одежду и подогрев рукояток руля и сидений, она промёрзла до костей. Причиной этому была не только погода, но и время, проведённое ею в пути – мотоциклистка выехала ранним утром и всю дорогу держала предельно допустимую в таких условиях скорость, но до Блэк Чёрч добралась лишь к вечеру. Те из горожан, кто ещё не успели подготовиться к рождеству и теперь в отчаянии бегали в поисках недостающих для традиционного праздничного стола продуктов или ёлочных украшений, удостаивали столь неожиданный в это время года транспорт лишь короткими недоумёнными взглядами и тут же о нём забывали. Те же, кто проявил предусмотрительность, купив всё заблаговременно, были слишком заняты домашними хлопотами, чтобы обращать внимание на то, что творилось на улице, да и метель надёжно укрыла дороги от любопытных глаз тех, кто всё же выглядывали в окна. Мотоцикл снизил скорость и остановился напротив дома в конце одной из улочек в городском центре. Двигатель умолк, подножка характерно щёлкнула, выдвинувшись, и девушка в чёрном спешилась. С минуту она так и стояла возле „BMW“, молча глядя на светившиеся праздничными огнями окна некогда своего родного дома сквозь тёмное стекло шлема. Наконец, собравшись с духом, она обнажила голову. На фоне обрамлявших его рыжих волос, её лицо выглядело почти мертвенно бледным – сказывалась усталость. Поёжившись от холода, мотоциклистка поднялась на крыльцо дома, в котором прошло её детство, и, вновь поколебавшись, неуверенно нажала кнопку звонка. Из-за зелёной двери прозвучала приятная, но незнакомая ей мелодичная трель. Примерно через минуту послышались торопливые шаги, определённо не похожие на военную поступь хозяина этого дома. Дверь приоткрылась, и на пороге появилась миловидная женщина лет сорока.
- Джеймс, наконец-то… – проворковала она было, но, увидев незваную гостью, тут же осеклась и уже куда менее приятным голосом поправилась: – Кто вы такая?
- Добрый день, – удивлённо произнесла рыжая. – Меня зовут Барбара Цанн. Могу я увидеть полковника Вольфганга Цанна?
- Кого? – женщина вопросительно посмотрела на замёрзшую мотоциклистку.
- Полковника Вольфганга Цанна, – повторила та. – Моего отца.
- Понятия не имею, кто это, – раздражённо произнесла женщина. – Могу сказать только, что никакие Цанны в этом доме больше не живут. А теперь, если вас не затруднит, уходите! – она захлопнула дверь. Рыжая девушка медленно развернулась и направилась обратно к мотоциклу. Она не рассчитывала на особенно тёплый приём. Отец при каждом удобном случае говорил, что она подвела его одним своим рождением, а потому если бы он всё ещё проживал в этом доме, скорее всего ей бы всё равно не было суждено вновь перешагнуть его порог, но сам факт того, что теперь здесь жили совершенно другие люди, поставил её в тупик. Конечно, полковник Цанн мог умереть или продать дом, но он казался достаточно крепким, чтобы прожить дольше шестидесяти лет, а именно столько должно было исполниться ему в этом году, а то, как он дорожил этим домом, являвшимся родовым гнездом Цаннов на протяжении нескольких поколений, ставило под сомнение вероятность продажи. Однако сейчас важно было лишь то, что вернувшейся в свой родной город Барбаре Цанн оказалось некуда идти. Разве что снять номер в каком-нибудь мотеле. Девушка убрала шлем в кофр и села на мотоцикл. Несмотря на холод и снег, мотор завёлся вполоборота. Барбара переключила передачу и неспешно отпустила сцепление, одновременно чуть открыв ручку газа. „BMW“ резво устремился в метель. День неуклонно клонился к вечеру, но мотоциклистка всё не спешила искать ночлег и колесила по заснеженным улочкам родного города, сама не зная, зачем. Наконец, двигатель круизера беспомощно фыркнул и заглох – кончился бензин. Девушка рассеянно посмотрела по сторонам и обнаружила, что очутилась напротив управления шерифа. Откатив мотоцикл к тротуару, она поставила его на подножку и направилась к мрачному зданию. Начинало темнеть, и на улицах Блэк Чёрч зажглись фонари. Рыжая и сама не знала, что она рассчитывала выяснить, но всё же вошла в приёмную. От колючего холодного ветра её лицо стало почти такого же цвета как её волосы.

+1

3

Ветер усиливался и за окном разыгралась настоящая метель. Деко не любил такую погоду, потому что именно в такую погоду всплывает информация о пропавших детях или еще какой-нибудь гадости, которая погонит всех свободных сотрудников на улицу выполнять их служебный долг. Нет, в свое время он был хорошим копом и болел за дело сердцем и душой, но кто сказал, что это должно было как-то повлиять на его нежелание лазить по канализационным трубам в поисках, пропавших или стоять в оцепление в проливной дождь или вот в такую же метель.
Телефон молчал и все, кто не находился на патрулирование наслаждались теплом и тишиной. Деко сидел за столом и пытался подобрать максимально нейтральную формулировку для отчета, что лежал перед ни на столе. В век Интернета и высоких технологий бюрократия требовала от сотрудников Управления заполнять бланки вручную. В Нью-Йорке он печатал их на машинке, что не облегчало ему жизнь. Фактически, они были вынуждены вбивать все вручную, заполняя форму в компьютере и дублировать все тоже самое на бумаге. Лишь написанный от руки отчет принимал суд. В общем бумажная работа - проклятие копа. Он всеми сердцем и душой ненавидел ее и был готов уже сорваться по первому сигналу куда угодно. Метель его пугала меньше, чем эти зубодробительные формулировки, которые он должен был вписать в пустые места. Он отвлекался на любые звуки и мечтал, чтобы стрелка на настенных часах начала двигаться быстрее. Не будь в Управлении так мало людей, он, наверное, бы не обратил внимание на звук захлопывающейся входной двери. Даже сидя через стену от нее, Морис почувствовал холодное дыхание улицы.
- Чем-то могу помочь, мэм? - Это Люси Дженкинс обратилась к вошедшей.
Бросив ручку на стол, Деко вскочил и покинул кабинет, где сидел основной персонал Управления, чтобы оказаться в помещении, где принимали всех посетителей. Люси оставалось сидеть здесь около получаса, и она не горела желанием зависать на работе, опрашивая кого-то или оформляя чье-то заявление.
- Что случилось? - тут же решил ее выручить Деко.
Он был новичком и ему следовало зарабатывать уважение в коллективе. Или просто налаживать с ними хорошие приятельские отношения. Вот почему Морис вышел и постарался переключить внимание незнакомки на себя. А там было на что посмотреть. Одета она была в кожу, что странно выглядело для местного моды и климата. Лицо было обветренным и раскраснелось, как если бы она пол дня провела на сильном ветру или морозе.
- Примешь? - Люси обрадовалась шансу вовремя смыться с работы.
- Конечно, - он повернулся к сослуживице, а потом вновь переключился на незнакомку, - чем я могу вам помочь, мэм? Я помощник шерифа Морис Деко.

+1

4

Барбара рассеянно обернулась к дежурной, словно не сразу услышала её. Ссутулившись, она обняла себя за плечи. В приёмной было заметно теплее, чем на улице, но рыжая девушка слишком сильно замёрзла за этот длинный предпраздничный день.
- Добрый вечер… – только и успела она произнести в ответ на дежурный вопрос, прежде чем открылась какая-то дверь, и в приёмную вошёл мужчина в форме. Девушка в чёрном кожаном костюме оглушительно чихнула.
- Добрый вечер, мистер Деко, – неуверенно произнесла она. – Меня зовут мисс Цанн. Барбара Цанн, – она сделала паузу, собираясь с мыслями. По её лицу легко было догадаться, что она колеблется. Наконец, рыжая девушка всё же продолжила:
- Я родилась и выросла в этом городе, но последние несколько лет провела в Аркхэме, –  она вновь сделала паузу, но теперь уже заметно короче, нежели до этого. – Сегодня я вернулась в Блэк Чёрч, но в доме, в котором жил мой отец – полковник Вольфганг Цанн, и в котором я росла, теперь живут какие-то другие люди, – рыжая вновь умолкла, на этот раз, чтобы чихнуть.
- Прошу прощения, – она тяжело вздохнула и продолжила: – Мне открыла незнакомая женщина. Она сказала, что не знает, кто жил в этом доме до неё и её семьи… – мисс Цанн сделала очередную паузу. Во многом причиной этому была и усталость от долгой дороги.
- Не знаю, стоило ли мне вас беспокоить – я не поддерживала отношений с отцом, поэтому мне неизвестно, что происходило в Блэк Чёрч все эти годы, – она тяжело вздохнула. – Он мог умереть, а меня в его завещании точно бы не было. Или он мог продать дом и уехать куда угодно. Об этом он меня предупреждать бы не стал… – она замолчала, едва не высказав терзавших её сомнений в обеих версиях. Во всём, что она только что сказала, и так не было ни малейшего намёка на преступление, а потому с тем же успехом она могла бы попросить закрыть её на ночь в свободной камере, поскольку таким образом она смогла бы сэкономить хоть какие-то деньги, не останавливаясь в мотеле, но это было бы уже очевидной глупостью.

+1

5

Вошедшая девушка чем-то напоминала ему взъерошенного воробушка, который умудрился выпасть из гнезда и сломать крыло. Она была такой трогательной и беззащитной, что ее хотелось защитить и помочь. А это означало только одно - Морис опять задержится на работе. Жил он один и никто его дома не ждал. Даже кошкой или собакой не успел обзавестись. Так что его вполне устраивало позднее сидение на работе.
Стоило прозвучать имени Барбары, как сидящая за столом Люси неожиданно скривилась. Он был новичком, но не совсем чужаком. Все-таки успел закончить местную школу. Реакция Дженкинс была резковатой. Она даже начала подчеркнуто перекладывать бумаги на столе и всем своим видом демонстрируя раздражение. Все, что оставалось Морису, так это мысленно пожать плечами заняться тем, за что ему город платил деньги.
- Пройдемте ко мне, мисс Цанн, - Морис предположил, что девушка все-таки не замужем. - Вам следует немного согреться и собраться с мыслями.
Он посмотрел на Люси и решил, что увести с ее глаз девушку оказалось хорошей идеей. Видимо, Барбара Цанн чем-то насолила лично Люси или... что тоже не следовало отрицать что-то про гостью знали местные, а он нет. Фамилия была запоминающаяся и что-то было в ней знакомое.
"Цанн, Цанн, Цанн", - повторял он про себя, но кроме того, что фамилия явно немецкого происхождения ничего сказать о ней не мог.
- Люси, принеси нам кофе, горячее и что-нибудь к нему, - он вопросительно посмотрел на девушку и приоткрыл дверь, приглашая ее войти, - мисс Цанн, простите забыл уточнить. Вам кофе или чай?
Идти им было недалеко. Сразу же напротив двери стоял стол, за которым сидел Морис. Там даже стояла новенькая табличка с его именем и должностью. Перед окончание смены он обычно бросал табличку в стол, а вновь пришедший сотрудник ставил свою.

+1

6

От Барбары не укрылось, как отреагировала на её имя полицейская. Это могло означать лишь одно – даже за все те годы, пока она жила в Аркхэме, некогда расползшиеся по родному городу слухи о ней так до конца и не забылись. Рыжая тяжело вздохнула. Эта новость была для неё даже неприятнее исчезновения полковника Цанна и чужих людей в его доме. Она благодарно кивнула помощнику шерифа и, всё ещё сутулясь и обнимая себя за плечи, последовала за ним.
- Спасибо, офицер Деко, предпочту чай, – произнесла она в ответ на его вопрос, на несколько секунд поставивший её в тупик. Когда её допрашивали о том, что случилось в летнем домике семьи Цанн, то дали лишь стакан воды, и то лишь потому, что она так и норовила разреветься чуть ли не после каждого слова. Войдя в кабинет, рыжая девушка неуверенно остановилась напротив стола. Чем больше она думала о том, что именно привело её в управление шерифа, тем сильнее сомневалась в том, что поступила правильно, что пришла в него. Конечно, она была бесконечно далека от юриспруденции во всех её проявлениях, но всё же почти не сомневалась в том, что в проживании в освободившемся по какой-то причине доме ничего не законного нет. С другой стороны, её всё же волновала судьба отца, хоть тот и никогда её не любил.

+1

7

Перед тем как пойти вслед за девушкой к своему столу Деко повторил ее просьбу, обращаясь к Люси.
- Чай мисс Цанн и кофе мне.
Ему в ответ состроили недовольную рожицу, но коллега все-таки пошла выполнять просьбу Мориса. Войдя вслед за девушкой, помощник шерифа пожалел, что под рукой нет теплого пледа. Хотелось его набросить на плечи замерзшей девушки. Один только ее вид вызывал в нем дрожь, и он чувствовал, как по спине бегут мурашки.
Девушка застыла около его стола и выглядела сейчас такой потерянной и несчастной, что Морис глубоко вздохнул и подойдя к Барбаре пододвинул ей стул, а сам устроился, напротив: на своем рабочем месте. Первым делом он щелкнул мышкой, заставляя компьютер проснуться.
- Давайте попробуем разобраться с тем, что случилось с вашим отцом. Надеюсь, вы никуда не торопитесь? Погода нынче отвратительная.
Он щелкнул мышкой по нужным иконкам, запуская нужные программы.
- Прежде чем начать искать по нашим базам, не могли бы вы рассказать мне немного о вашем отце? Его привычки, друзьях и родственники. Он мог переехать к ним и продать или сдать дом?
Сразу же предлагать поиск по моргам, больницам и кладбищам совершенно не хотелось. Он конечно же понимал, что это следует делать в первую очередь. Но заявить растерянной и замерзшей девушке прямо в лоб, что давайте проверим по спискам умерших граждан нашего города. Как-то это было неправильно. Тем более, что ее отец мог уехать из города. Следует отсечь все ошибочные версии и не тратить на них свое время.
Пока он засыпал Барбару своими вопросами и запускал поиск по всем возможным направлениям к ним вошла Люси, неся поднос с двумя дымящимися кружками и коробкой с пончиками. Она поставила все это на стол и молча удалилась. Нет, он определенно что-то не понимал во всей этой ситуации.
Морис пододвинул к девушке забавную красную чашку в горошек, где дымился свежезаваренный чай и коробку в которой все еще лежало три пончика. Они остыли, но пить чай без сладкого было как-то глупо.

+1

8

Барбара благодарно кивнула и осторожно опустилась на предложенный ей стул. Скрестив руки на груди и ссутулившись, она устремила взгляд на помощника шерифа. В ответ на вопрос о том, не торопится ли она куда-нибудь, рыжая лишь молча покачала головой. С факультета сравнительной мифологии Мискатоникского университета её отчислили, в баке её мотоцикла кончился бензин, городские заправки, скорее всего, уже закрылись, а это означало, что она осталась без транспортного средства, да и всё равно она бы не выдержала в этот день обратного пути в Аркхэм, кроме того, дом её отца принадлежал теперь другой семье, а потому спешить ей было попросту некуда. Следующий вопрос офицера Деко оказался куда более предсказуемым.
- Мой отец – Вольфганг Цанн – полковник армии Соединённых Штатов Америки, так что его, конечно, могли просто перевести на службу куда-то в другое место, но этот дом достался ему по наследству от его родителей, и он очень дорожил им, так что я не думаю, что он стал бы его продавать. Кроме того, женщина, которую я застала в доме, сказала, что полковник Вольфганг Цанн ей неизвестен, – девушка развела руками. В этот момент дверь открылась, и в кабинет вошла та, кого мужчина назвал Люси. Она молча поставила поднос с чаем и кофе на стол, после чего вышла, подчёркнуто не обращая внимания на мисс Цанн. Та негромко поблагодарила её, но не была удостоена и взглядом. Как только дверь вновь закрылась, Барбара взяла чашку и осторожно сделала пару глотков. Горячий чай обжёг её нёбо, но вскоре по её телу растеклось приятное тепло. Рыжая села чуть более расслабленно и выпрямила спину.
- Родственников у нашей семьи не осталось, а вот про друзей полковника мне ничего неизвестно. Отец… – мисс Цанн осеклась, заколебавшись, стоило ли ей рассказывать помощнику шерифа о том, что некогда касалось только её самой и её семьи, но поняв, что уже успела проговориться о том, что косвенно намекало на неблагополучие последней, тяжело вздохнула и продолжила:
- Мой отец так и не смог простить мне, что я родилась девочкой, а потому не интересовался моей жизнью и не посвящал меня в свою. Возможно, если бы он всё ещё жил в родном доме, то тоже не пустил бы меня на порог… – она вновь осеклась, опять засомневавшись в том, что стоило раскрывать офицеру Деко причуды полковника Цанна.

+1

9

Когда девушка начала говорить, Морис оторвал взгляд от экрана компьютера и стал внимательно слушать Барбару. Он непроизвольно изучал ее лицо, отмечая форму носа, цвет глаз и мысленно создавал словесный портрет. Это не мешало ему вникать в каждое произнесенное слово, просто позволяло лучше сосредотачиваться и замечать реакцию говорившего на то, что он произносит. Девушка выглядела растерянной и смертельно уставшей, но при этом мысли излагала четко. Информацию выдавала сжато и не отвлекалась на глупые сантименты. Он ожидал слез и желания поговорить со стороны мисс Цанн, но кажется она пошла в отца. Он сам был из семьи военного и примерно представлял себе что это такое.
Когда зашла Люси и Барбара отвлеклась на кофе, Деко посмотрел на экран компьютера и тут же увидел. что поисковая система выдала ему несколько ссылок. Он не задумываясь вбил не полное имя пропавшего полковника и ему выпало два дела. Щелкнув по первому из них, он вновь посмотрел на девушку и ее последние слова заставили помощника шерифа немного удивиться. Как можно было относится к своим детям вот так вот? Это было не его дело, но все-таки подобное было слышать неприятно. И тут его взгляд вновь упал на открывшееся дело и... Вот тут то он и начал понимать почему Люси так реагировала на гостью. В деле конечно же ничего об этом не было, но парням в Управлении не заткнуть рты. Это дело поминали пару раз, хотя он сам, если честно не помнил эту историю. Но это все было не важно. Кое-кто списывал смерть миссис Цанн на ее дочурку. И вот эта самая дочурка сейчас сидела напротив него за столом.
- Ваш отец так и не женился, второй раз?
Зачем он спросил ее об этом? Она же сказала ему еще раньше, что отец не вникал в жизнь нелюбимой дочери и не сообщал ей о своей. Но кто знает.
Вопрос прозвучал и Деко все-таки решил дождаться ответа. Второе дело он открыл на автомате, не заглядывая пока на экран. Ему было интересно посмотреть на реакцию девушки.

+1

10

Вопрос о том, вступил ли её отец в брак после смерти её матери, застал Барбару, жевавшую холодный пончик и отчаянно пытавшуюся не показать при этом, насколько она проголодалась за время своей поездки, врасплох. Пара минут потребовалась ей только на то, чтобы сообразить, как помощник шерифа вообще догадался, что с её матерью что-то случилось, поскольку сама она этого в своей короткой истории ни разу не упомянула. Ответ был очевиден. Во-первых, она вообще ни словом не обмолвилась о Лавинии Уэйт-Цанн, что уже наводило на мысли о том, что женщина по каким-то причинам покинула семью. Во-вторых, как это уже продемонстрировала Люси, в Блэк Чёрч не забыли о некогда, стараниями полковника Цанна, весьма резонансном деле о смерти его жены, главной подозреваемой по которому проходила именно Барбара Цанн. В итоге причиной смерти Лавинии Цанн признали несчастный случай, но её травили как убийцу родной матери вплоть до её переезда в Аркхэм.
- Полковник Цанн… – Барбара осеклась. – Отец… – она в очередной раз оглушительно чихнула, едва не облившись чаем. – Прошу прощения. Мой отец – однолюб. Он часто пинал маме, что родив меня, она предала его, думаю, он всё равно любил её. Он ведь так её и не бросил и даже не изменял ей. Наверное, – девушка всхлипнула. – Когда мама умерла, он очень тяжело переживал потерю, хоть и пытался не подавать виду… – она вновь осеклась, сомневаясь, говорить ли офицеру Деко, что полковник винил в смерти супруги именно её, тем более, что тот и так должен был это знать. Воспоминания о пережитом кошмаре заставили девушку вновь ссутулиться. Она, наконец, дожевала пончик и, запив его ещё неостывшим чаем, машинально принялась за следующий, почти не чувствуя вкуса.
- Потом он всегда говорил, что позволил мне оставаться в его доме до совершеннолетия только потому, что мама бы этого хотела. Многие считали, да наверное и до сих пор считают, что всё дело исключительно в том, что отец искренне верующий христианин и человек, заботящийся о своей репутации в обществе, а потому если бы он развёлся с мамой после моего рождения или отправил меня в приют после её смерти… – мисс Цанн вновь осеклась. В определённом смысле, полковник всё же убрал её из своего дома, отправив в школу-интернат, но воспоминания о об этом периоде её жизни были для Барбары немногим приятнее, нежели о кошмаре в летнем доме семьи Цанн.
- Мне кажется, если бы отец решил жениться второй раз, то сделал бы это уже тогда, а не ждал, пока я покину его дом, – произнесла рыжая после недолгого молчания, дожёвывая последний пончик.

+1

11

Морис смотрел на девушку и думал: "В смерти матери обвинили ее. Она числилась в подозреваемых. Неужели на девушку можно было такое подумать? Сколько ей там было?" Он давно уже излечился от приступов жалости к заявителям. На ней далеко не уедешь, она мешает увидеть истинную картину событий. Морис видел, что девушка устала и замерзла, что она растеряна и его вопрос явно вызвал очень неприятные воспоминания. Деко помнил, как отнеслась Люси к Барбаре. О, он слышал пару рассказов, как издевались и травили девушку, сидящую перед ним. Теперь он вспомнил болтовню парочки новых коллег и лишь сейчас связал два и два и понял кто перед ним сидит. Жизнь с отцом тоже была не сахар. Но... Вот это самое, но и останавливало помощника шерифа от того, чтобы скатиться к такому чувству, как жалось. Она четко описывала ситуацию, держала себя в руках и демонстрировала наличие силы воли. Ее не смогли сломать, а лишь закалили. Это вызывало уважение.
- Я понял, - только и ответил Морис на ее рассказ, - вы предельно ясно описали ситуацию. Прошу прощения, что мне пришлось затронуть некоторые неприятные для вас темы из прошлого.
Он не видел смысла разговаривать с девушкой, как с маленькой девочкой. Лучше быть предельно честным и кратким. Тем более, что Деко наконец-то заглянул в следующий файл и тяжело вздохнул. Видимо, семья Цанн кого-то и где-то прогневила. Мать погибла при странных обстоятельствах. Ее дочь обвинили в убийстве. Отец испытывал к собственному ребенку отвращение. И вина Барбары была лишь в том, что она родилась девочкой.
- Сожалею, мисс Цанн. - Все-таки он сделал промашку и позволил себе повернуть экран так, чтобы девушка могла увидеть то, что там было написано, - ваш отец умер.
Зачем он это сделал? Это противоречило всем инструкциям, но видимо он все-таки не избавился от сочувствия к тем, кто приходил к нему за помощью.
- Он умер в местной психиатрической больнице.
Но потом повернул экран к себе и уставился на данные. Что-то его зацепило в скупых строчках отчета одного из сотрудников Управления. Потом он пару раз щелкнул мышкой, перелистывая страницы.
- Дом был отписан этой самой больнице.
Он говорил, растягивая слова и внимательно вглядываясь в текст, забыв, что его слушает дочь умершего. В Деко проснулся охотничий азарт.

+1

12

Барбара молча кивнула. Она не винила помощника шерифа за то, что он делал свою работу. В конце концов, как она полагала, полицейским почти всегда приходится расспрашивать людей о далеко не самых приятных эпизодах их жизни. Однако её усталые зелёные глаза впились в лицо мужчины, и промелькнувшие на нём эмоции подготовили её к роковой новости ещё до того, как он её озвучил, одновременно развернув монитор так, чтобы она смогла убедиться в правдивости его слов. Лицо мисс Цанн побледнело, и она едва не выпустила из рук пустую чайную чашку. Она никогда не была в особенно тёплых отношениях со своим отцом, но не желала ему смерти даже в самые худшие дни. Наконец, рыжая девушка всё же нарушила повисшее было в кабинете молчание.
- Отец умер в сумасшедшем доме? – с искренним удивлением в голосе произнесла она. – Но… Но как он там оказался? Почему? – новость о том, что дом, в котором прошло её детство, достался всё той же психиатрической больнице, девушка пропустила мимо ушей, поражённая судьбой своего отца. Конечно, злые языки всегда шептались, что у всей семьи Цанн не всё в порядке с головой – ни от кого не укрылось, ни поведение полковника после рождения дочери, ни странные методы, применявшиеся Лавинией при её воспитании. Впоследствии хуже всех от этих слухов, как она полагала, пришлось именно Барбаре, которую обвинили в смерти матери во многом именно потому, что многие были убеждены, что дочь ненавидела Лавинию за тиранию той, а неучастие отца в её воспитании просто не могло не сказаться на состоянии её психики, но каких-либо улик, подтверждавших, что Барбара столкнула мать с лестницы так и не нашли, и дело было закрыто за отсутствием состава преступления. Теперь же выяснилось, что самую высокую цену заплатил именно полковник Цанн, окончивший дни в сумасшедшем доме. Глаза рыжей девушки заблестели.
- Это какая-то ошибка… – чуть слышно пробормотала она, слишком хорошо понимая, что никакой ошибки быть не могло.

+1

13

Он не любил сообщать людям информацию о смерти их близких. И не важно, что девушка утверждала, что ее отношения с ее родителями были непростыми. Все-таки, где-то в глубине души она испытывала к отцу те чувства, от которых старательно пытались откреститься. По крайней мере так показалось помощнику шерифа. Свои логические выкладки он связал еще и с тем фактом, что девушка все-таки приехала в родной дом. И надо сказать путешествие у нее вышло непростым. Один только вид транспорта был не зимним. Возможно, она ехала откуда-то с юга. А может была одной из тех чудных людей, кто не любит автомобили. Или... Или у девушки не было денег, чтобы купить автомобиль.
Его размышления были прерваны девушкой, которая пыталась свыкнуться с мыслью, что ее отец умер в столь странном месте.
- Боюсь, я не смогу вам ответить на этот вопрос, мисс. Одно могу сказать, если верить патологоанатому, то ваш отец умер от сердечной недостаточности.
Он понимал, что их разговор подходит к логическому концу, но все-таки не выдержал и добавил, поглядывая в сторону девушки с некоторым сомнением.
- Знаете, здесь в деле есть документы о передаче вашего дома в собственность больницы и... Думаю, это всего лишь совпадение. В общем документы на недвижимость мистер Цанн подписал за сутки до своей смерти.
Ну кто его дергал за язык? Зачем он ляпнул ей это? Еще чуть-чуть и вся ситуация будет напоминать какой-то третьесортный детектив.

+1

14

Барбара тяжело вздохнула. Причина смерти её отца не была чем-то из ряда вон выходящим – миллионы людей по всему миру умирали от острой или хронической сердечной недостаточности каждый день, в том числе и во цвете лет. Тот факт, что полковник Цанн оставил свой дом психиатрической больнице, тоже не являлся чем-то вопиющим – единственной его наследницей была ненавистная дочь, а потому она запросто мог отписать всё своё имущество кому угодно, лишь бы ничего не досталось той, кто отнял у него надежду на сына, а потом и любимую жену. Но то, что полицейский почему-то подчеркнул короткий промежуток времени между составлением завещания и смертью Вольфганга Цанна, заставило её усомниться в собственных выводах.
- Думаю, отец бы завещал своё имущество кому угодно, но только не мне, – произнесла девушка и всхлипнула. Со стороны могло показаться, что она печалится об утраченном наследстве, но как раз до потерянного дома ей большого дела не было. Она никак не могла смириться с тем, что осталась последней из рода Цаннов. Конечно, она и до этого жила как сирота, но всё же знала, что её отец жив, хоть и вряд ли бы он ещё хотя бы раз пришёл ей на помощь. А теперь оказалось, что его не стало, а ей об этом даже не пытались сообщить. Конечно, это могло стать последней волей полковника.
- Скажите, офицер Деко, почему мой отец оказался в сумасшедшем доме? – стараясь унять дрожь в голосе, Барбара озвучила проклятый вопрос. Ответ на него волновал её даже больше, нежели то, по своей ли воле Вольфганг Цанн оставил психиатрической больнице свой дом, или же кто-то из врачей каким-то образом намеренно подвёл его к такому решению.

+1

15

Деко задумчиво почесал затылок и вздохнул. С самого начала их разговора он как-о не удосужился взять у девушки документы и проверить ее личность. Прежде чем разглашать материалы дела, ему бы следовало убедиться, что он имеет дело с дочерью умершего. Но вот как-то все произошло странно и спрашивать документы у девушки в этот самый момент он просто не решился. Интуиция ему подсказывала, что вряд ли какая-нибудь непонятная девушка в такую погоду приехала в полицию на мотоцикле и пытается выведать данные о смерти некоего полковника в отставке. Для этого придумывает душещипательную историю и специально старательно изображает из себя несчастное, замерзшее и голодное недоразумение. Либо она была великой актрисой со странностями, либо ее история - это чистая правда. Он склонялся ко второму и поэтому решился все-таки попробовать ответить на этот вопрос. Благо, дело было не столь давнее, чтобы его унесли в архив в подвальное помещение. Скорее всего папку можно было бы найти здесь.
- Подождите минутку, - сказал он и встал из-за стола, чтобы отойти к большому стеллажу, что находился чуть в стороне и открыв нужный ящик начал быстро перебирать пальцами папки. Ему повезло и дело полковника Цанна оказалось здесь. Он вытащил небесно-голубую папку и вернулся за стол. Там он ее открыл и стал перебирать бумаги, стараясь узнать, есть ли здесь что-то не внесенное в их компьютерную базу. И как оказалось здесь были подшиты протоколы допросов в которых упоминалась причина попадания мужчины в психиатрическую больницу.
- Так, - протянул он, задумчиво изучая два протокола, которые держал в правой и левой руке, - честно говоря я не разбираюсь в всем, что связано с психиатрией и его заболевание вам стоит попробовать узнать у врача, который занимался его лечением, доктором Элис Морстон.
После этих слов, Морис взял маленький квадратик бумаги из стопочки и написал фамилию и имя, и рабочий телефон врача. Слова были написаны крупным и ровным почерком и легко читались.
- Здесь есть показания соседки вашего отца некой миссис Мэри Томпсон, он утверждает, что ваш отец стал себя странно вести. Боялся кого-то, жаловался на голоса и утверждал, что его хотят убить. Его часто видели с оружием в руках через окна в доме. В итоге она позвонила в Управление шерифа.
Деко посмотрел на девушку и грустно улыбнулся:
- Я недавно работаю в Управлении и вряд ли могу стать свидетелем всей этой истории. Но по словам соседки вашего отца забрали приехавшие сотрудники Управления.
Он нахмурился и начал перелистывать листочки в папке. Их было всего ничего и по лицу помощника шерифа было видно, что он чего-то не находит.
- Странно, не вижу отчетов сотрудников, забравших вашего отца из дома в Управление. А ведь соседка вашего отца утверждала, что он вел себя буйно и отказывался садиться в машину к нашим сотрудникам по своей воле. Так, а вот здесь лечащий врач вашего отца говорит, что пациента доставили их сотрудники, то есть скорая помощь. Мда, ну и бардак.
Он сложил все бумаги в аккуратную стопочку и закрыл дело полковника Цанна. Деко был несколько обескуражен, потому что делопроизводство в городке всегда велось идеально. Бумажку складывали к бумажке. А тут такое головотяпство. Не было не рапортов сотрудников, доставивших буйного мужчину в Управление, ни сообщения о том, что уже сюда вызвали медиков и отправили мужчину в больницу.  Это дело вел его предшественник и, если Морис не ошибался, его в данный момент не было в городе.

+1

16

Услышав имя врача, лечившей полковника Цанна, Барбара резко помрачнела. Именно доктор Элис Морстон освидетельствовала её после смерти её матери и настаивала на том, что экспериментальная воспитательная модель Лавинии Цанн могла пагубным образом сказаться на психике её дочери. Во многом именно благодаря её заключению за сиротой закрепилась слава убийцы собственной матери. Однако стоило офицеру Деко упомянуть показания соседки Цаннов, и рыжая тут же отвлеклась от мрачных воспоминаний.
- Миссис Томпсон? – удивлённо спросила девушка. – Она и в самом деле считала отца не совсем нормальным после того, как он отнёсся к моему рождению, но никогда не говорила, что его нужно положить в сумасшедший дом, ни ему в лицо, ни у него за спиной… – она развела руками. Слова помощника шерифа об обстоятельствах госпитализации запутали не разбиравшуюся в тонкостях юриспруденции мисс Цанн, но даже она сумела понять, что несоответствие показаний медиков и соседки полковника, подчёркнутое офицером Деко, не предвещало ничего хорошего.
- А эти отчёты, – неуверенно спросила девушка, – они не могли потеряться? – она растерянно замолчала, осознав, насколько глупо прозвучало её объяснение путанице в документах. В отсутствие переездов, ремонтов и аварийных ситуаций подобные бумаги исчезали только тогда, когда кому-то очень мешали.
- Я знакома с доктором Морстон, – произнесла после долгой паузы мисс Цанн. – Полагаю, что хоть вы и недавно работаете в Управлении, вам известны обстоятельства смерти моей мамы и связанные с ними слухи, – она всхлипнула и неожиданно громко и жёстко произнесла: – Я не толкала её с лестницы! Слышите?! Я не убивала маму! – голос девушки сорвался, и она запрокинула голову, уставившись в потолок, в попытке не расплакаться. Спустя пару минут она всё же смогла продолжить свой мрачный рассказ, но её глаза предательски блестели.
- Доктор Морстон тогда только-только устроилась в городскую психиатрическую больницу после университета. Ей поручили обследовать меня, и она вынесла вердикт, что я могла столкнуть маму с лестницы. В итоге полиция всё же решила, что её смерть – несчастный случай, но очень многие люди в Блэк Чёрч были уверены, что я убила свою мать. Полагаю, кто-то считает так до сих пор… – Барбара оглушительно чихнула и вновь запрокинула голову вверх, борясь с желанием заплакать. На этот раз ей потребовалось около пяти минут, чтобы хоть немного совладать с эмоциями.
- И теперь оказывается, что именно доктор Морстон признала сумасшедшим моего отца. Когда она обследовала меня, то неоднократно высказывала сомнения в нормальности мамы. Неужели всё это только из-за того, что сумасшедшая не может родиться в здоровой семье?!

+1

17

Реакция на фамилию врача получилась очень любопытной. Он видел, как девушка неожиданно помрачнела, и помощник шерифа готов был поспорить, что девушка слышит это имя не впервые. И эти самые воспоминания не вызывают у девушки никаких положительных эмоций. А это было уже интересно. Его профессия заключалась в том, чтобы копаться в чужом грязном белье. И чем глубже он туда залезал, тем проще было разобраться с любой ситуацией.
Он внимательно выслушал характеристику соседки и задумался. Был ли вызов полиции с ее стороны связан с действительно странным поведением ее отца или это была выходка, связанная с личным отношением к полковнику? Но, если бы все было нормально, то Цанн бы вернулся домой. А все произошло совершенно по-другому. Отсутствие отчетов его волновало.
- Отчеты не могли потеряться, - Деко вздохнул, - без этих отчетов никто бы не позволил закрыть дело. Потом потеряться они просто не могли.
Отчеты не теряются, им могли "приделать ноги", но зачем? Последнюю мысль он конечно же не озвучил девушке. Но она выглядела умной и достаточно сообразительной, чтобы понять его намек. Отчеты пропали, почему-то кому-то было очень важно этот эпизод из жизни отца Барбары Цанн убрать.
- Хотя не понимаю, что могло быть такого в этих самых отчетах.
Кто забирал будущего пациента из Управления было известно. Что же могло быть в них? Деко понимал, что теперь этот вопрос долго будет мучить его собственное воображение. Он не любил такие загадки. Все должно быть ясно и разложено по полочкам.
Но его размышления были прерваны исповедью самой девушки. Он поднял на нее глаза и почувствовал вину. Не следовало все свои домыслы вываливать на девушку. Ей итак досталось и забивать голову Барбары странностями с его стороны было жестоко.
- Я никогда не верю слухам, мисс Цанн, - он закрыл папку и погладил ее рукой, как если бы та была живым существом, - хотя, не скрою. Мне вашу историю рассказали. Но сейчас это не имеет к нашему делу никакого отношения.  Я мог бы вам сказать, что с делом вашего отца все ясно. Но я не уверен. Могу ли это доказать? Нет. Это всего лишь моя интуиция. Вот только я не понимаю в чем тут дело. Возможно, смерть вашего отца никак не связана с пропажей бумаг из дела. Но спросить у человека, который его закрыл и отправил в архив я уже не смогу.
Он замолчал на пару минут и решил немного сменить тему разговора:
- Вам есть где остановиться, мисс Цанн?
Кажется, ему придется сейчас заняться устройством девушки хотя бы на эту ночь. Он очень сомневался, что она заранее договорилась в городе с кем-то еще, что приедет. Да и транспорт у нее явно был не по погоде. Отпускать замерзшую и уставшую девушку на улицу одну ему бы не позволила совесть.

+1

18

Барбара в очередной раз оглушительно чихнула, после чего достала из кармана упаковку одноразовых носовых платков, аккуратно высморкалась и неуверенно отправила смятые платки в коробку из-под пончиков. В том, что отчёты не могли пропасть без посторонней помощи она не сомневалась. Как и в том, что даже если она вздумает подать на управление шерифа Блэк Чёрч в суд, они всё равно не найдутся. Девушка тяжело вздохнула и перевела взгляд на мужчину.
- Вот так подарок на Рождество в честь моего возвращения в родной город… – она опустила голову и уставилась на лужу талого снега вокруг своих байкерских сапог. – Прошу прощения, это явно не проблемы полиции… – она всхлипнула и яростно помотала головой. Меньше всего ей хотелось разреветься перед помощником шерифа, тем самым заставив его подумать, что он и в самом деле имеет дело с неуравновешенной истеричкой, которая вполне могла столкнуть с лестницы родную мать.
- Получается, что отец непонятно как попал в психиатрическую больницу и умер там как бы от естественных причин, прямо перед этим успев оставить всё своё имущество не то врачам, не то самому сумасшедшему дому… – рыжая закрыла лицо руками, но почти сразу же выпрямилась на стуле и вновь посмотрела на помощника шерифа. В её взгляде возникла какая-то обречённость.
- Спасибо вам, офицер Деко. По крайней мере, теперь я знаю, что напрасно проделала весь путь до отчего дома. Что ж… – она умолкла. Вопрос мужчины поставил её в тупик. Поражённая известием о судьбе своего отца, мисс Цанн совсем забыла о том, что ей не к кому пойти в родном городе. Тех денег, что оставались на её банковском счёте хватило бы или аренду самого дешёвого номера в каком-нибудь мотеле на пару суток, или на полный бак бензина, чтобы проделать обратный путь до Аркхэма, где её тоже никто не ждал. Вот только вряд ли она смогла бы преодолеть такую дорогу ночью, после того как у неё уже ушёл на неё почти весь день.
- Мне негде остановиться, офицер, – негромко произнесла Барбара. – Я надеялась, что отец позволит мне провести под крышей родного дома хотя бы одну ночь, но, как вы только что мне сообщили, теперь это невозможно. Скажите, вы можете разместить меня в камере до утра за какое-нибудь незначительное правонарушение?

+1

19

Деко нравилось, как девушка держалась. Все-таки она любила отца. По-своему, но любила. Возможно он был ее единственным родным человеком. Барбара была из тех, кого жалость унижала, но девушка нуждалась в сочувствии, в общении с кем-то близким и хорошо знакомым. Надо сказать, что на эту роль помощник шерифа совершенно не годился. Он был для нее никто. Но хоть в такой мелочи, как приют помощник шерифа все-таки мог помочь. Правда, просьба у девушки получилась какой-то экзотической. Он даже чуть было не закашлялся, когда услышал просьбу переночевать в камере.
- В камере? - Деко покачала головой, - как-то это не вежливо сажать невинную девушку в камеру.
Он вздохнул и подумал, что последнее время их камеры использовали лишь коллеги, когда хотели вздремнуть часок другой в ночную смену.
Они бы и в дневную так использовали это местечко, да присутствие босса не позволяло им нарушать внутренний распорядок. Но ночью... Ночью было можно.
- Просьба конечно экзотическая, - сказал Деко, вставая, - но я не могу вам отказать мисс. Обещаю вам комфортабельную камеру с лучшей койкой. Проверено лично мной. Пришлось как-то переночевать в Управлении, пойдемте.
Он открыл дверь и подождав пока девушка встанет, повел ее вглубь здания. По пути он завернул в комнату отдыха и забрал там клетчатый плед и подушку. Ими пользовались все в участке. Плед был шерстяным и достаточно большим, чтобы в него мог закутаться высокий человек. Главным украшением местной достопримечательности была густая бахрома по краям.
А потом они прошли по коридору и спустились вниз, оказавшись в помещении, где было несколько камер. Все они были пусты и открыты. Отдав девушке плед и подушку, он указал на первую камеру справа:
- Там тепло, сухо и койка не промята. Только предупреждаю, разбужу вас рано. Мое начальство не будет в восторге от того, что наши камеры превращаются в гостиничные номера. Зубной щетки, пасты и душа увы нет.
Он вопросительно посмотрел на девушку. Ожидая вопросов перед тем, как уйдет и оставит ее отдыхать. Была в маленьких городах одна особенная прелесть - здесь можно было носить форму и оставаться человеком.

+1

20

Барбара устало усмехнулась.
- Разве полиция не считает, что невиновных не существует, а есть только разные степени вины? – она осеклась и тут же чуть виновато добавила: – Глупая шутка. Но по городу я сегодня ездила без шлема, так что номинально меня всё же есть в чём обвинить, – она вздохнула. Допущенное ею нарушение правил дорожного движения тянуло, разве что, на серьёзный штраф, но никак не на тюремное заключение. В том, что ей всё же придётся где-то добывать бензин, а потом искать номер в каком-нибудь мотеле, рыжая почти не сомневалась, и потому внезапное согласие помощника шерифа пойти ей на встречу вкупе с его признанием заставило её на пару минут впасть в ступор.
- Большое спасибо, офицер Деко, – Барбара искренне улыбнулась, но тут же добавила с горькой иронией в голосе: – Уверена, многие из тех, кто когда-то знал меня в этом городке, сказали бы, что я наконец-то очутилась там, где мне самое место, – она устало покачала головой и направилась вслед за мужчиной. Когда он взял плед и подушку, девушка благодарно кивнула. Ей вновь стало неловко за свои попытки пошутить над собственным положением. Но когда помощник шерифа, наконец, впустил её в камеру, не преминув, в свою очередь, пошутить о достоинствах этого помещения казённого дома, дочь полковника Цанна всё же вновь не сумела удержаться.
- Никогда бы не подумала, что встречу Рождество в тюремной камере. Интересно, это такой способ господа бога напомнить атеистке о своём существовании – сделать родной город чужим и отправить за решётку? – она невесело усмехнулась, но тут же спохватилась, что со стороны может показаться, что она жалуется на судьбу, а потому тут же добавила: – Не беспокойтесь, офицер Деко, я привыкла рано вставать и, полагаю, одну ночь без чистки зубов и душа я переживу. В конце концов, я – грубый, немытый байкер, – рыжая нарочито небрежно помотала головой, взъерошив волосы. Внезапно она посмотрела помощнику шерифа прямо в глаза.
- Действительно ничего нельзя сделать, офицер Деко?

0


Вы здесь » Black Church » Библиотека » Home, sweet home...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC